?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

В прессе не утихают баталии, связанные с неоднозначной деятельностью Александра Леонидовича Дворкина. Журналисты ломают перья, призывая в свидетели религиоведов, юристов, богословов, психиатров и даже университетских приятелей так называемого «сектоведа». При этом, мнение об «ученом» складывается весьма однозначное: с одной стороны непримиримый сектоборец, с другой — человек сомнительной репутации и скандалист. А может быть, «сектовед» заигрался, и в итоге сам стал... руководителем секты имени себя?

39938114[1]

Ответы на эти вопросы мне помогал найти почетный адвокат России, доктор юридических наук, старший партнер «Славянского правового центра», главный редактор журнала «Религия и право» Анатолий Пчелинцев.

Анна Смирнова (А.С.): Анатолий, насколько я знаю, вы не раз встречались с Дворкиным в суде, что называется по разные стороны баррикад. Мне хотелось бы узнать ваше мнение о нем, и о его «сектоведении», в частности, насколько оно объективно и репрезентативно с научной точки зрения.

Анатолий Пчелинцев (А.П.): Мое отношение к Дворкину всегда было крайне осторожным. С первой же встречи было видно, что у него имеется комплекс серьезных психологических проблем, которые в последующем проявились в его профессиональной деятельности. Я убежден, что граждане имеют право на достоверную религиозную информацию. Однако светское научное религиоведение не дорабатывает, коль скоро журналисты, общественность, и даже правоохранительные органы нередко обращаются к мнению этой одиозной личности. Все публикации, которые делает господин Дворкин, чрезвычайно эмоциональны, в них, как правило, нет репрезентативных данных, они не основаны на конкретных фактах, а в основном на предположениях. Так, он любит утверждать, что в сектах насилуют, убивают, совершают отчуждение имущества, однако когда мы обращаемся к официальной судебной статистике и статистике правоохранительных органов — то видим, что ничего подобного нет. При этом по Дворкину под определение секты попадают, чуть ли не все не православные организации, включая сказочных персонажей, вроде деда Мороза и Снегурочки. Очевидно, что криминальные проявления есть среди носителей разных религий, и в абсолютном большинстве случаев они не связаны с вероучением той или иной конфессии. Подобные проявления связаны с девиантным поведением отдельных личностей, номинально принадлежащих к той или иной конфессии. Например, сегодня в тюрьмах содержится около миллиона человек, и если верить многочисленным социологическим опросам, то около 70% из них — православные. То есть, это более 600 тысяч! Не кришнаиты, не пятидесятники и не саентологи, а именно православные. Это о чем говорит? Собственно, не о чем. Прямой причинно-следственной связи между преступлением и религией здесь попросту не существует. Но господин Дворкин очень любит спекулировать на подобных вещах, утверждая, что так называемые тоталитарные секты и новые религиозные движения по определению носят криминальный характер. Но я еще раз обращаю ваше внимание на то, что этот факт не подтвержден никакими статистическими данными. Я имею опыт общения с представителями разных религий в разных регионах страны — это моя работа. Не просто о них читаю, а встречаюсь, бываю на их богослужениях, изучаю изнутри. Если ты претендуешь на роль ученого, это необходимо делать, — а господин Дворкин очень любит называть себя «доктором наук». Так вот если ты доктор — то хотя бы посети их, и методом «включенного наблюдения» попытайся проанализировать, что происходит в той или иной религиозной общине, каковы тенденции ее развития, есть ли реальные, а не мнимые социальные опасности и т.п. Этого требует элементарная профессиональная этика.

Я думаю, что своей деятельностью Дворкин дезориентирует общество и правоохранительные органы. Создавая ложные цели, он отвлекает их внимание от истинных проблем, которые имеются в сфере религиозно-мотивированного терроризма и экстремизма. Хотя справедливости ради надо заметить, что в последнее время внимание к этой персоне со стороны журналистов и правоохранителей сильно ослабло. Помните поговорку — «говорит халва, халва, а слаще не становится»? Тут аналогичная ситуация.

А.С.: Анатолий, сразу уточню — вы читали документы, которые можно найти в Сети, о том, что у Дворкина есть ряд психических заболеваний?

А.П.: Да, конечно. Но я повторю еще раз — для меня ничего нового не было в этих документах. Это человек очень экспрессивный, эмоционально неустойчивый, вспыльчивый. Он крайне болезненно реагирует на любую здоровую критику в свой адрес. Мне приходилось с ним встречаться в судебных процессах, и я это наблюдал. Еще тогда было видно, что с психикой здесь что-то не то, а сейчас это подтвердилось и документально.

Так или иначе, как христианин, я за него молюсь, он гражданин нашей страны, хотя, насколько я понимаю, он и от американского гражданства не отказался.

А.С.: Позвольте, у него двойное гражданство, но при этом он является экспертом при Министерстве Юстиции РФ?

А.П.: В свете всех последних изменений в законодательстве, особенно касающихся регулировании деятельности иностранных агентов, весьма странно, что этот человек, имея двойное гражданство, продолжает возглавлять экспертный совет при Минюсте. При этом у него нет высшего образованию: то, что он получил некое образование в США официально не нострифицировано и не подтверждено. Этот вопрос рассматривался в Кировском районном суде города Ярославля, и в деле имеется официальный ответ из Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ о том, что господин Дворкин не является ни доктором наук, ни профессором. Подобная ситуация очень серьезно дискредитирует органы исполнительной власти, и прежде всего Министерство юстиции РФ и его руководство, которые опираются на подобные кадры.

А.С.: Почему я уточняю этот вопрос у вас, как у юриста — я видела документы, согласно которым Дворкин давал присягу на соблюдение в первую очередь интересов Америки.

А.П.: Любой человек, который принимает гражданство США, неизбежно произносит присягу на верность этому государству, где в первых строках написано «я абсолютно и полностью отказываюсь и отрекаюсь от преданности и верности какому бы то ни было иностранному правителю, монарху, стране или суверенному государству, подданным или гражданином которого я был до этого ...». И как это согласуется с его должностью в Минюсте? Это абсурд.

Своей деятельностью Дворкин серьезно укрепил позиции новых религиозных движений, как в Российской Федерации, так и в Европе. Почему? Потому что он своими нападками научил малые религии, как надо себя защищать. Сегодня почти все новые религиозные движения имеют свои юридические службы из квалифицированных юристов, которые умело апеллируют к закону и защищают свои права в суде, т.к. в соответствии со ст. 46 Конституции РФ граждане вправе защищать себя всеми доступными средствами через суд. Таким образом Дворкин внес свой вклад в юридический ликбез: в этом есть позитив. Его деятельность способствовала тому, что с 2006 года по сегодняшний день принято 12(!) решений Европейского Суда по правам человека, по защите статей 9, 11, 14 Европейской конвенции по правам человека. Все эти решения по России, и эти решения в пользу религиозных организаций — начиная с Армии спасения, и заканчивая последними решениями по Саентологической церкви. Учитывая, что решения ЕСПЧ носят прецедентный характер для всех стран-участниц Совета Европы, а это 48 государств, то на сегодняшний день некоторые малые религии, которые не признавались в Европе, на основании этих решений либо получили официальный статус, либо укрепили свои позиции. То есть, своей деятельностью Дворкин внес определенный вклад в защиту свободы совести и религии, гарантированных нормами международного права. И за это ему новые религиозные движения должны сказать особое спасибо. У меня имеется смутное представление о том, что изначально вся его деятельность была направлена именно на реализацию этой цели.

А.С.: Не могу не согласиться с Вами. Интересно, как в итоге поворачивается сектоборческая деятельность!

А.П.: Да, еще по поводу сект — надо особо подчеркнуть, что Дворкин, по сути, создал околоправославную секту. Те признаки сект, которые он сформулировал, калькой ложатся на его организацию — Центр Иринея Лионского. Есть гуру — непогрешимый Дворкин и его адепты в разных регионах страны.

А.С.: Вы хотите сказать — с чем боролся, к тому и пришел?!

А.П.: Да, по сути, начав борьбу с сектами, он сам давно превратил, созданную им организацию в секту. В православном университете, где он возглавлял кафедру «сектоведения», на сегодняшний день эту кафедру сократили. Остается надеяться, что сократили за ненадобностью. Я верю, что Русская Православная Церковь начинает прозревать и осознавать тот факт, что подобная крайне нетерпимая позиция приносит вред в первую очередь ей самой, раз от ее имени действуют подобные люди. Ведь согласно Определению Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме» — «противостояние ложным взглядам не должно сопровождаться нетерпимым отношением к самим носителям несовместимых с христианством учений. «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, не сообщайтесь с ним, но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (2Фес. 3:14-15).

Если человек духовно заблуждается, это не значит, что его нужно унижать, как это делает Дворкин. Мое мнение, что его деятельность — чисто сектантская.

А.С.: Анатолий, благодарю Вас за столь увлекательную беседу. Возможно, многим она поможет с новой точки зрения взглянуть на деятельность сектоведа Дворкина.

© Автор статьи Анна Смирнова. Оригинал статьи размещен на http://www.tribuna.ru.

Разное

Индекс цитирования

free counters

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner